Техническому обслуживанию и ремонту.
Проектирование автоматизированной системы управления народным хозяйством СССР в условиях экономической реформы 1965 г.
В 1960-1970-х гг. в СССР на государственном уровне разрабатывался грандиозный проект по созданию Общегосударственной автоматизированной системы управления советской экономикой (ОГАС), который должен был, как ожидалось, решить основные проблемы социалистической экономики. К началу 1960-х гг. народнохозяйственный комплекс СССР насчитывал сотни тысяч предприятий различного назначения. Рост экономики сопровождался усложнением управления. Потребность достижения плановой сбалансированности экономики вызывала необходимость обработки огромных массивов данных, согласования между собой всех отраслей и сфер производства. Стало очевидным, что поток экономической информации стал слишком большим, чтобы возможно было обрабатывать его вручную или с помощью имевшейся в то время счетной механической техники. Назрела необходимость применения в решении задач государственного управления электронно-вычислительной техники и разработанных на ее основе автоматизированных систем управления, которые появились к этому времени и с успехом использовались в военно-промышленном комплексе.

Начиная с середины 1960-х гг. и вплоть до конца 1980-х гг. создание так называемых автоматизированных систем управления (АСУ) в ведомствах и на предприятиях страны являлось важнейшей составляющей государственной научно-технической политики. Огромные средства из государственного бюджета вкладывались в разработку автоматизированной системы плановых расчетов (АСПР) для Госплана СССР, АСУ союзных министерств и ведомств, которые потом планировалось интегрировать в единую общегосударственную систему. На вычислительную технику возлагались большие надежды. Считалось, что автоматизированные системы управления помогут советской экономике обрести второе дыхание.

Согласно разработанному в 1980 г. проекту Общегосударственной автоматизированной системы СССР (ОГАС) предполагалось привлечь ресурсы ЭВМ для управления народным хозяйством, чтобы уменьшить влияние субъективного фактора при принятии управленческих решений и резко повысить эффективность работы предприятий промышленности и транспорта. Автоматизированная система мыслилась как гигантский банк данных, в который по сетям связи должна была поступать информация о работе всех предприятий страны. Сердцевиной системы был Главный вычислительный центр, построенный в Москве. Он обрабатывал поступающую с предприятий информацию, находил оптимальные варианты планирования, сигнализировал об имевших место в экономике диспропорциях. В памяти центрального компьютера возникал бы более объективный образ происходящих в народном хозяйстве процессах, а государственные органы смогли бы с помощью автоматизированной системы управлять экономикой в режиме реального времени. Технически ОГАС представлялась как единая сеть из тысяч вычислительных центров, покрывающих всю территорию СССР.

Задача создания ОГАС была поставлена на XXIV съезде КПСС в 1971 г. В своем выступлении Председатель Совета Министров СССР А. Н. Косыгин заявил, что «наше плановое хозяйство позволяет создать общегосударственную автоматизированную систему сбора и обработки информации для учета, планирования и управления народным хозяйством»1. В директивах съезда по девятому пятилетнему плану в разделе о совершенствовании управления и планирования было отмечено, что в СССР необходимо Развернуть «работы по созданию и внедрению автоматизированных систем планирования и управления отраслями, территориальными организациями, объединениями, предприятиями, имея в виду создать общегосударственную автоматизированную систему сбора и обработки информации для учета, планирования и управления народным хозяйством»2.

История проекта ОГАС практически не известна широкой общественности и слабо изучена в историографии. Это история нелегкой борьбы видных советских ученых за реализацию своих оригинальных идей в области вычислительной техники.

В августе 2003 г. научное сообщество России и Украины отмечало 80-летний юбилей выдающегося советского ученого, одного из основоположников вычислительной техники, директора Института кибернетики АН УССР академика Виктора Михайловича Глушкова (1923-1982). Академик В. М. Глушков был весьма незаурядной личностью. Он стал одним из первых ученых, поставивших перед советским руководством вопрос о необходимости широкого использования электронно-вычислительных машин (ЭВМ) в управлении экономикой страны. По рекомендациям ученого в стране создавались специализированные институты, в крупнейших вузах открывались факультеты и кафедры для подготовки специалистов по вычислительной технике и АСУ. Во многом благодаря академику В. М. Глушкову в Советском Союзе в 1970-е гг. возникла кибернетическая индустрия, представляющая собой сеть научно-исследовательских и проектно-конструкторских организаций в области вычислительной техники. Академик В. М. Глушков вел активную просветительскую деятельность, делая достоянием общественности последние достижения в области науки и техники, чем добился самого широкого признания. Его имя даже попало в художественную литературу 1970-х гг. В романе известного украинского писателя Павла Загребельного «Разгон» главные герои отзываются о В. М. Глушкове не иначе, как о «боге кибернетики»3.

К юбилею академика в 2003 г. его коллеги и сотрудники выпустили в свет и выложили в интернете сборник научно-популярных статей ученого «Академик В. М. Глушков — пионер кибернетики»4. В сборник вошли также и воспоминания В. М. Глушкова, которые он надиктовал на магнитофон незадолго до своей кончины в январе 1982 г. Ученый рассказал о главном деле своей жизни - проекте Общегосударственной автоматизированной системы управления советской экономикой (ОГАС).

Впервые вопрос о необходимости создания автоматизирован ной системы управления был поставлен другим выдающимся советским ученым — А. И. Китовым, родоначальником ряда научных направлений информатики, автором первых учебников по ЭВМ, программированию, алгоритмическим языкам и автоматизированным системам управления. А. И. Китов в 1959 г., будучи заместителем начальника Вычислительного центра Минобороны СССР, разработал проект создания единой автоматизированной системы управления для вооруженных сил и народного хозяйства страны на базе общей сети вычислительных центров. В том же году А. И. Китов написал два письма главе партии и правительства Н. С. Хрущеву с предложением реализовать свой проект5. Попытка достучаться до высшего руководства имела для него самые серьезные негативные последствия. Он был уволен с работы и исключен из партии6.

Как вспоминал впоследствии А. И. Китов: «В докладе, который я сделал перед комиссией [специально созданной комиссией Минобороны для рассмотрения предложений А. И. Китова. — Примеч. авт.], содержалась серьезная критика состояния дел с внедрением электронно-вычислительных машин. Это вызвало негативную реакцию у двух десятков слушателей — преимущественно военных. Они резко воспротивились: "Никаких народнохозяйственных задач армия выполнять не будет!" В результате комиссия отвергла мои предложения, назвав их нерациональными, поскольку, по их мнению, не допускается смешивать военные и гражданские задачи. На деле, как мне кажется, людей из властных структур не устроило то, что в результате внедрения вычислительной техники многие из них могли бы оказаться не у дел. Меня исключили из партии и сняли с должности заместителя начальника вычислительного центра Министерства обороны, которую я занимал с 1954 года»7.

Добиться решения о необходимости разработки на государственном уровне проекта автоматизированной системы управления народным хозяйством СССР удалось через некоторое время и с большим трудом академику В. М. Глушкову8. В начале 1963 г. он собрал уникальный коллектив ученых из разных организаций (Институт кибернетики АН УССР, Лаборатория экономико-математических методов В. С. Немчинова, ВЦ АН СССР и др.), который написал в ЦК КПСС письмо о катастрофическом отставании СССР от США в области развития вычислительной техники и ее использования как в экономических исследованиях, так и в хозяйственной практике. Ученые обосновывали необходимость консолидации научных сил в данной области и усиления организующего начала на всех уровнях руководства. В феврале 1963 г. это письмо вручил из рук в руки Н. С. Хрущеву Первый секретарь
ЦК ВЛКСМ С. П. Павлов. В мае 1963 г. было принято постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР о внедрении вычислительной техники и автоматизированных систем управления в экономику9.

В 1963-1965 гг. подготовка проектных материалов по созданию автоматизированной системы управления советской экономикой велась группой ученых во главе с академиком В. М. Глушковым в Государственном комитете по координации научно-исследовательских работ при Правительстве СССР10. В эту группу входили известные советские математики и экономисты Кобринский Н. Е., Ковалев Н. И., Федоренко Н. П., Александров В. В., Модин А. А., Амбарцумов А. М., Бусленко Н. П., Вертлюхин Н. С., Виньков М. Н., Давыдов Г. В., Ипп Л. С., Китов А. И., Ключников С. И., Михалевич В. С., Неслуховский С. К., Олейник Ю. А., Пугачев В. Ф., Синяк В. С., Сафронов И. А., Стогний А. А., Тригубенко В. В., Черняк Ю. И., Шкурба В. В.

Согласно первоначальному проекту автоматизированной системы «Предэскизный проект Единой государственной сети вычислительных центров» 1964 г., планировалось создать сеть вычислительных центров для сбора экономической информации. Сеть должна была иметь трехступенчатую структуру. Низовую ступень образовывали вычислительные центры (ВЦ) и пункты сбора информации на предприятиях и организациях. Вторая ступень представляла собой опорные ВЦ, расположенные в крупных промышленных городах. Третьей ступенью являлся головной центр в Москве. Он осуществлял оперативное руководство всей сетью и непосредственно обслуживал высшие правительственные органы. Ученые настаивали на том, что управлять сетью ВЦ должен специально созданный госкомитет при Совете Министров СССР.

Проект создания автоматизированной системы, подготовленный учеными, не был принят советским руководством. В июле 1965 г. состоялось заседание Президиума Совета Министров СССР, на котором проект потерпел неудачу и был отправлен на доработку в ЦСУ СССР.

Архивные материалы, обнаруженные в фонде Госкомитета по науке показывают, что изложенные в проекте ученых принципы построения сети и ее функционирования вызвали возражения со стороны Центрального статистического управления СССР и лично его начальника В. Н. Старовского, который занимал этот пост еще с 1948 г. ЦСУ СССР было одним из немногих государственных ведомств, которое окрепло в ходе реорганизаций 1950-х гг. Н. С. Хрущев, ликвидируя министерства, был вынужден, чтобы не остаться без информации, централизовать в органах госстатистики сбор и обработку отчетности предприятий по отраслям народного хозяйства. По специальному распоряжению Правительства от 1959 г. в системе ЦСУ создавалась в масштабах всей страны сеть машиносчетных станций, которая должна была аккумулировать информацию и поставлять ее высшим органам управления. Именно наличие такой сети давало основание В. Н. Старовскому заявлять о том, что техническая база автоматизированной системы уже существует. Машиносчетные станции нужно только оборудовать ЭВМ, и сеть ВЦ готова11.

Новый вариант проекта сети ВЦ(«аванпроект ГСВЦ») должны Выли разработать ЦСУ СССР и Минрадиопром СССР к 1 июля 1966 г. Все остальные ведомства (Госплан СССР, ГКНТ СССР, Госстрой СССР, Госснаб СССР, Минприбор СССР, АН СССР) должны были подготовить свои предложения по данному вопросу и представить их в Правительство в третьем квартале 1966 г.12.

Во второй половине 1960-х гг. разработка проектных материалов проходила в условиях экономической реформы, которая была провозглашена на сентябрьском (1965) Пленуме ЦК КПСС. Реформа 1965 г. внесла существенные коррективы в те базовые принципы, на которых ученые предполагали строить сеть ВЦ, и существенно осложнила проектирование автоматизированной системы. Реформа предполагала административные и экономические меры. Изменилась структура управления народным хозяйством: от совнархозов, территориального управления, советское руководство вновь перешло к отраслевому — министерствам. 2-3 октября 1965 года были приняты законы, в соответствии с которыми упразднялись ВСНХ СССР, СНХ СССР, республиканские и территориальные совнархозы. Вместо них было создано 29 союзных и союзно-республиканских министерств, экономические преобразования были направлены на расширение самостоятельности предприятий, усиление экономического стимулирования с помощью таких рычагов, как цена, прибыль, премия, кредит и ряд других элементов рыночных отношений13.

Упразднение совнархозов и восстановление министерств пришло к тому, что ведомств в центре стало больше и система управления стала децентрализованной. Вместо ВСНХ СССР, на который в конечном счете ориентировался проект ЕГСВЦ*, образовалось несколько десятков министерств. Исчезло основание проекта — территориальная система управления экономикой страны (совнархозы). В дальнейшем разработчикам проекта автоматизированной системы пришлось учитывать интересы многочисленных центральных государственных ведомств. В правительственных постановлениях и проектных материалах с этого времени сеть ВЦ называлась уже не «ЕГСВЦ», а просто «ГСВЦ». Новое название сети ВЦ свидетельствовало о том, что ее планировалось создавать не как единую систему.

В августе 1966 г. ЦСУ СССР и Минрадиопром СССР подготовили аванпроект ГСВЦ и разослали свои материалы заинтересованным ведомствам. Проект содержал следующие требования. Сеть создавалась по территориальному иерархическому принципу. При необходимости в составе сети допускалось создание ведомственных систем ВЦ. На 1968-1969 гг. намечалось создание Главного вычислительного центра ГСВЦ с четырьмя филиалами, обслуживающими Госплан СССР, ЦСУ СССР, Госснаб СССР и Госстрой СССР; 15 ВЦ союзных республик и около 70 ВЦ в наиболее крупных по численности населения, количеству предприятий и размера их продукции областях14.

Однако на пути В. Н. Старовского встал другой крупный государственный деятель эпохи «брежневского застоя», бывший сталинский нарком нефтяной промышленности, Председатель Госплана СССР Н. К. Байбаков. После реформы 1965 г. Госплан сильно изменился, была восстановлена его прежняя структура и влияние, которое он утратил в ходе беспрерывных реорганизаций Н. С. Хрущева15.

Проект ЦСУ вызвал возражения со стороны сотрудников Госплана. «Но тут, когда почитали, — вспоминает В. М. Глушков, возмутился Госплан. Сказали, что они тоже не все концепции академика В. М. Глушкова разделяли, но в его проекте хотя бы было планирование, а здесь же ничего этого нет, одна статистика, поэтому Госплан не приемлет этого»16.

Председатель Госплана Н. К. Байбаков приказом от 26 августа 1966 г. отдал аванпроект сети ВЦ на экспертизу, сославшись на то, что создание сети по предложениям ЦСУ требует значительных капитальных вложений. Госэксперткомиссия (ГЭК) при Госплане должна была провести в течение двух месяцев экспертизу аванпроекта ГСВЦ. При ГЭК для изучения материалов была образована специальная подкомиссия во главе с академиком Н. П. Федоренко и его заместителем академиком В. М. Глушковым17.

Экспертиза закончилась в декабре 1966 г. Аванпроект был буквально разгромлен по частям. Как заявил В. М. Глушков в интервью журналисту В. Моеву в начале 1970-х гг., в этом проекте его больше всего возмутило то, что в него закладывалась существующая технология обработки информации. «Товарищи проделали колоссальную работу. Надо определить мощность будущих вычислительных центров? Очень хорошо... Они взяли для примера, если память не изменяет, Каракалпакскую республику и Астраханскую область и в течение года добросовестно считали, сколько "входящих" и "исходящих" документов движется там через все органы — хозяйственные, советские и так далее. Потом что же — надо, мол, чтобы у машин хватало мощности перерабатывать все эти бумаги. Сколько же потребуется операций? По опыту статистики — пятьдесят на каждую букву и цифру, а в будущем — жизнь, дескать, идет вперед! — потребуется в десять раз больше. Почему в десять, никому не известно. Перемножили и получили "мощность" будущих вычислительных центров... Ну что вы скажете?! Да разве можно так считать? Разве не ясно, что автоматизация управления изменит все процедуры, все потоки информации?..»18

Академик В. М. Глушков в беседе с журналистом В. Моевым деликатно умолчал, о каких «товарищах» идет речь. Прямо указать на ЦСУ СССР В. М. Глушкову не позволила политкорректность и эмоции: «Мы делали проект единой государственной системы вычислительных центров. Использовали в нем новые представления об управлении и планировании. Потом передали материал на рецензию, уж не буду называть в какое ведомство, дело прошлое. Однако то, как там поступили, характерно...»19 Правда, о том же самом сюжете В. М. Глушков рассказывает в своих воспоминаниях незадолго до своей кончины в январе 1982 г. Здесь он прямо указывает на ЦСУ.

Как показывают архивные материалы из фонда Госплана СССР, по мнению большинства экспертов, проект нуждался коренной переработке. В проекте отсутствовал анализ задач планирования и управления. Они лишь были перечислены. Вызвало критику положение о том, что функции головного центра сети ВЦ должен был выполнять Главный вычислительный центр ЦСУ СССР: «Поскольку ЦСУ не выполняет функций ни планирования, ни управления, равно как и функций материального и финансового обеспечения производства, это положение является неправильным»20. Таким образом, В. Н. Старовскому еще раз дали понять, что сеть ВЦ не может принадлежать его ведомству.

Аванпроект был отвергнут также и по финансовым соображениям. Как отмечалось в письме глав ведомств в Совет Министров СССР по результатам экспертизы, создание ГСВЦ по аваннроекту потребовало бы выделения большого объема бюджетных ассигнований. В аванпроекте на 8 пятилетку намечалось создание 85 ВЦ (первая очередь), для строительства и оборудования которых предполагалось выделить 467 млн руб. Указанный объем финансирования не учитывал стоимости необходимого периферийного оборудования и аппаратуры связи. «В настоящее время, — писали чиновники, — народное хозяйство не располагает свободными ресурсами, поэтому изыскание в текущей пятилетке необходимых средств не представляется возможным. Не может быть обеспечено и необходимое количество ЭВМ для создания первой очереди сети даже при условии, что все выпускаемые ЭВМ предназначались только для этой цели». Главы ведомств, учитывая, что вопрос об организации сети является крупным мероприятием большого общегосударственного значения, рекомендовали считать целесообразным разработать несколько вариантов проекта сети с целью выработки наиболее оптимального варианта, а решение вопроса о создании сети перенести на следующую пятилетку21.

Единственным, кто не согласился с заключением комиссии, был академик В. М. Глушков. По его словам, хотя проект страдал многими весьма значительными дефектами, нельзя было бесконечно затягивать решение вопроса о начале разработки проекта и строительстве сети ВЦ. Поэтому В. М. Глушков настаивал, что «с отрицательным в части рекомендаций Совету Министров СССР выводом можно согласиться лишь в том случае, если проработка проекта будет выполнена в сжатые сроки. В противном же случае следовало бы пойти на то, чтобы рекомендовать приступить к проработке технического проекта. Имея в виду жизненную важность этого дела для страны, нужно было переходить к следующей стадии проектирования»22. Но поскольку В. М. Глушкова никто не поддержал, его мнение не приняли, а записали как особое мнение к заключению экспертизы23.

В следующем, 1967, г. участвовавшие в разработке проекта ведомства, согласно вышеуказанному постановлению ЦК КПСС и Совета Министров СССР, готовили свои предложения по сети ВЦ и внесли их в Правительство в конце года. В конце декабря 1967 г. состоялось очередное заседание Президиума Совета Министров СССР, на котором были рассмотрены предложения ведомств и проваленный проект сети ВЦ. Правительство поручило доработать проект Госплану. Вышло специальное правительственное постановление, согласно которому Госплан должен был представить во втором квартале 1968 г. свои предложения по сети ВЦ. В постановлении специально отмечалось, что основные принципы сети необходимо было сформулировать «с учетом произведенной перестройки управления промышленностью по отраслевому принципу»24.

Материалы по сети ВЦ были готовы в мае 1968 г. Сотрудники Госплана писали, что при проектировании сети ВЦ необходимо учитывать отраслевой принцип управления экономикой. Вот почему основой сети ВЦ должны были стать ведомственные автоматизированные системы25. Как вспоминает академик В. М. Глушков, вместо эскизного проекта сети ВЦ был представлен на рассмотрение «проект распоряжения Совета Министров ССР о том, что очень мудро ликвидировали совнархозы и восстановили отраслевой метод управления и что теперь не о чем заботиться. Нужно, чтобы все отрасли создали отраслевые системы, а из них автоматически получится общегосударственная система. И все...»26

2 июля 1968 г. предложения Госплана стали предметом обсуждения на заседании Научного Совета по проблемам вычислительной техники. Этот Совет был образован при ГКНТ СССР и АН СССР. Его возглавлял академик В. М. Глушков. С докладом «О предложениях по созданию ГСВЦ» выступил сотрудник отдела по вычислительной технике и системам управления ГКНТ СССР В. П. Певцов. Он заявил, что основной недостаток сети, построенной по отраслевому принципу, в том, что на нижнем уровне в крупных городах будет сосредоточиваться большое количество ВЦ (до 30-40 в одном городе). По его мнению, такое решение приводило к распылению кадров и не давало возможности, таким образом, эффективно использовать средства вычислительной техники27.

Против предложения Госплана выступил представитель ЦСУ С. В. Сазонов: «На наш взгляд, отраслевой принцип построения Сети никак не соответствует задачам постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 6 марта 1966 г. В предложениях Госплана совершенно нет задач статистики. Предложения Госплана необходимо серьезно доработать»28.

После долгих прений Совет принял решения о том, что предложения Госплана отражают реальное положение дел в области финансирования и организации работ по внедрению вычислительной техники, и рекомендовал переходить к следующим этапам проектирования автоматизированной системы29.

18 декабря 1968 г. состоялось еще одно заседание Президиума Совета Министров, на котором рассматривались предложения Госплана и подготовленный в этом ведомстве проект постановления Правительства СССР «О мерах по улучшению организации работ по созданию ГСВЦ». Поскольку ряд ведомств выступил с частными техническими вопросами, глава советского правительства А. Н. Косыгин поручил В. А. Кириллину (ГКНТ СССР), М. В. Келдышу (АН СССР), В. Н. Старовскому (ЦСУ СССР) В. Д. Калмыкову (Минрадиопром СССР) и К. Н. Рудневу (Минприбор СССР) рассмотреть вопрос «о создании рациональной ГСВЦ» с более широким участием руководителей министерств и ведомств30.

27 мая 1969 г. ГКНТ СССР разослал заинтересованным организациям проект постановления и основные положения по созданию сети ВЦ. Базовые принципы построения и функционирования сети не изменились. Это вызвало возмущение В. Н. Старовского. Он послал В. А. Кириллину письмо, в котором заявил, что подготовленные документы не соответствуют постановлению ЦК КПСС и Совета Министров от 6 марта 1966 г. В. Н. Старовский посчитал «принципиально неверным создание ГСВЦ как совокупность (или механическое соединение) разнотипных и разноцелевых ведомственных АСУ». Он расценил эти предложения «как отказ от создания ГСВЦ, поскольку такая система уже не являлась бы самостоятельной информационно-вычислительной системой»31.

В. М. Глушков был тоже недоволен: «получился ОГАС — сборная солянка. Все облегченно вздохнули, поскольку ничего делать не надо, и распоряжение было принято»32.

Социально-экономическое развитие СССР в 1970-е гг. проходило под знаком усиления централизованного управления и свертывания экономической реформы 1965 г. Централизация с начала 1970-х гг. выразилась, во-первых, в смещении акцента в экономической политике с мер по повышению экономического стимулирования предприятий на меры по улучшению планирования и централизованного управления и, во-вторых, в возвращении ряда дореформенных показателей планирования. В решениях декабрьского (1969) Пленума ЦК КПСС содержались привычные требования об улучшении использования резервов производства и усилении режима экономии в народном хозяйстве. На место экономических рычагов управления вновь вышли административные методы, призывы к борьбе с нарушителями трудовой дисциплины, с бесхозяйственностью, за усиление контроля и соблюдения дисциплины33. Экономическую «реформу» 1965 г. формально не отменяли. Но фактически в систему управления предприятиями ввели такие изменения, которые шли вразрез с первоначальными замыслами авторов реформы. Внимание плановых органов и советских ученых-экономистов с начала 1970-х гг. было обращено в сторону совершенствования методов централизованного управления экономикой. В связи с этим было закономерным возобновление интереса к проекту ОГАС, который удачно вписывался в жестко централизованную систему управления советской экономикой.

Важной технической предпосылкой разработки проекта автоматизированной системы на третьем этапе явилось то обстоятельство, что советская промышленность в начале 1970-х гг. приступила к серийному выпуску ЭВМ третьего поколения, технические характеристики которого были намного выше характеристик второго поколения. В новых машинах была применена новая элементная база — интегральные микросхемы, что позволило на порядок увеличить скорость выполнения операций. С началом производства новой серии ЕС ЭВМ, аналогом которой была американская вычислительная машина IBM 360, появилась реальная возможность создания в стране сети ВЦ и на ее основе единой автоматизированной системы управления экономикой.

В определенной мере разработку проекта ОГАС подтолкнули также и планы США по созданию сети вычислительных центров. На 1969 г. в США был запланирован пуск компьютерной сети ARPANET (ОТ англ. Advanced Research Projects Agency Network). Это была компьютерная сеть, созданная Агентством Министерства обороны США по перспективным исследованиям (ARPA) и явившаяся прообразом сети Интернет. Оказалось, что американские ученые в начале 1960-х гг. заинтересовались также проблемой создания сети вычислительных машин. Они подготовили несколько эскизных проектов сетей ВЦ (вычислительных центров), но не стали тратить время на длительные дискуссии и согласования, а по заказу оборонного ведомства США занялись их реализацией. Сеть ARPANET развертывалась в целях создания системы надежного обмена информацией между компьютерами ряда крупных университетов, государственных ведомств и объектов обороны.

Предполагаемая структура ОГАС
Предполагаемая структура ОГАС

Известие о создании сети ARPANET застало врасплох советское руководство. Как вспоминает академик В. М. Глушков, «тут у нас забеспокоились. И я пошел к А. П. Кириленко [секретарь ЦК КПСС (1966-1982). — Примеч. авт.] и сказал, что надо возвратиться к тем идеям, которые были в проекте. Опять — комиссию, и напиши, что надо делать, он говорит. Я написал примерно такое: "Единственное, что прошу сделать — это по моей записке не создавать комиссию, поскольку практика показывает, что комиссия работает по принципу вычитания умов, а не сложения, и любое дело способна загубить". Но тем не менее решение было принято создать комиссию. Хотели сделать меня председателем, но после того, как я такую записку в ЦК направил, мне просто неудобно делаться председателем. И председателем стал В. А. Кириллин (председатель ГКНТ), а меня записали его заместителем...»34

Материалы указанной комиссии в фонде Госкомитета по науке и технике обнаружить не удалось. Возможно, она была создана при Политбюро ЦК КПСС, и ее материалы засекречены. Об этой комиссии в своих воспоминаниях говорит В. М. Глушков. Правда, здесь он допускает ошибку, датируя ее 1964 г., но это не подтверждается обнаруженными архивными документами.

Академик В. М. Глушков вспоминает: «...члены Комиссии занимались только негативной стороной, т. е. критикой того, что мы сделали... Уже в 1964 г. шли почти непрерывные заседания этой комиссии, каждую неделю почти мы заседали, и смотрели проект по страницам — а проект был очень толстый, несколько книг (1500 и 2000 страниц). И происходило так: Федоренко возражает против этого положения — выбросили его, министерство финансов возражает против того — тоже выкинули. И так далее. В конце концов, от проекта, от его экономической, собственно, части почти ничего не осталось, осталась только сама сеть. Так что тот эскизный проект, который есть, — он далеко не полный. А все остальные бумаги погибли, потому что раз они были секретными и окончательной формы не получили, то там нечего было рассекречивать, и они были уничтожены, сожжены. А нам не разрешали иметь даже копию в институте. Поэтому, к сожалению, мы не сможем полностью все восстановить»35.

Предэскизный проект, разработанный комиссией 1964 г., был не больше 50 страниц. В его подготовке не участвовало министерство финансов. К тому же, он не был уничтожен, а хранится в архиве ВНИИ проблем вычислительной техники и информатизации. Следовательно, В. М. Глушков, будучи тяжело болен, перепутал две разные комиссии, работавшие в 1964 г. и 1970 г.

Вероятно, в ходе работы этой комиссии ученые и чиновники достигли компромисса, который лег в основу проектирования материалов на третьем этапе. Административно-хозяйственные органы согласились признать необходимость создания в стране автоматизированной системы при условии, что эта система будет не управляющей, а информационно-вычислительной базой существующих ведомств. Наконец-то был решен вопрос о том, какой быть сети ВЦ. Ее решили строить по территориальному принципу, но так, чтобы она включила в себя в качестве автономных ведомственные системы, в том числе автоматизированные республиканские системы. Система перестала быть единой, а превратилась в объединяющую. Именно тогда окончательно исчезла аббревиатура ЕСПУ (Единая автоматизированная система планирования и управления) и появилась ОГАС (Общегосударственная автоматизированная система). Правда, и ученые смогли одержать маленькую победу. В. М. Глушкову удалось убедить почти всех членов комиссии (за исключением министра финансов В. Ф. Гарбузова) в необходимости создания Госкомитета по совершенствованию управления (Госкомупр) во главе с членом Политбюро для руководства всей деятельностью автоматизированной системы36.

Необходимость создания Госкомупра В. М. Глушков доказывал, основываясь на полностью оправдавшем себя опыте создания атомного и ракетного оружия. «У С. П. Королева и И. В. Курчатова был шеф со стороны Политбюро, и они могли прийти к нему и сразу решить любой вопрос. А наша беда была в том, что у нас по нашей работе никого не было. А вопросы тут более сложные, потому что затрагивали политику, и любая ошибка тут могла иметь трагические последствия. Поэтому тем более была важна связь с кем-либо из членов Политбюро»37.

Политбюро ЦК КПСС специально собралось для рассмотрения материалов комиссии. Как вспоминает В. М. Глушков, «...когда мы туда пришли (это, кстати, происходило в бывшем кабинете И. В. Сталина), то мне уже Кириллин [ Председатель ГКНТ СССР (1965 -1980). — Примеч. авт.] шепнул, что что-то произошло, но что, он не знал... Во-первых, вопрос рассматривался на заседании, на котором не было Генерального секретаря: Л. И. Брежнев уехал в Баку на 50-летие. А. Н. Косыгин тоже отсутствовал, он уехал хоронить Г. А. Насера [Президент Египта (1956-1970). — Примеч. авт.]. А он должен был бы присутствовать. Так что спросить у верхах не у кого... Ведет заседание М. А. Суслов [Секретарь ЦК КПСС по идеологии. — Примеч. авт.]. Дали В. А. Кириллину выступить. Потом мне. Я выступил коротко, но мне очень много вопросов было задано. Я отвечал на эти вопросы. Потом были приглашены все зампреды. Л. В. Смирнов [Председатель Госкомитета Совета Министров СССР по оборонной технике. — Примеч. авт. ] и, в общем, все зампреды поддержали наши предложения. Выступал Н. К. Байбаков... Он сказал так: "Я слышал, что здесь есть возражения у товарища Гарбузова. Коли эти возражения касаются увеличения аппарата, то я считаю это дело настолько важным, что если Политбюро только в этом усматривает трудность, то пусть мне дадут поручение как председателю Госплана и я внесу предложение, как ликвидировать три министерства (сократить или объединить) и выйдет штат для этого дела"»38.

На третьем этапе, судя по воспоминаниям В. М. Глушкова, ярым оппонентом ученых стал министр финансов В. Ф. Гарбузов, занимавший этот пост с 1960 г. На заседании Политбюро В. Ф. Гарбузов выступил так, что сказанное им, по признанию В. М. Глушкова, годилось скорее для анекдота: «Вышел на трибуну и обращается к К. Т. Мазурову [1-й заместитель Председателя Совета Министров СССР (1965-1986). — Примеч. авт.]. Вот, мол, Кирилл Трофимович, по Вашему поручению я ездил в Минск, и мы осматривали там птицеводческие фермы. И вот на такой-то птицеводческой ферме (называет ее) птицеводы сами разработали вычислительную машину. Тут я громко засмеялся. Он мне так... погрозил и сказал: "Вы тут, Глушков, не смейтесь, здесь о серьезных вещах говорят". Но его сразу перебил Суслов: "Товарищ Гарбузов, Вы пока еще тут не председатель, и не Ваше дело наводить порядок на заседании Политбюро". А он, как ни в чем не бывало, такой самоуверенный, продолжает: "Три программы выполняет: включает музыку, когда курица снесла яйцо, свет выключает и зажигает и все такое прочее". В общем, яйценоскость повысилась. Вот, говорит, что нам надо делать: сначала все птицефермы в Советском Союзе автоматизировать, а потом уже думать про всякие глупости вроде общегосударственной системы»39.
Пo словам В. М. Глушкова, именно В. Ф. Гарбузов настроил руководство против предложения о создании Госкомупра. Впоследствии В. М. Глушков но нескольким независимым каналам, прежде всего через помощников Председателя Правительства, узнал, что В. Ф. Гарбузов сходил к А. Н. Косыгину, видимо, перед его отъездом в Египет и сказал ему, что «Госкомупр станет организацией, с помощью которой ЦК будет смотреть, правильно ли он и Совет Министров в целом управляют экономикой». И возражения последовали от А. Н. Косыгина, а раз он возражал, то, естественно, это не могло быть принято40.

Под конец заседания Политбюро наступил момент истины. Как вспоминает В. М. Глушков: «Выступает М. А. Суслов и говорит: "Товарищи, может быть, мы совершаем ошибку сейчас, что не принимаем проект в полной мере, но настолько революционное преобразование, что нам трудно сейчас. Может, давайте пока попробуем вот так, а потом будет видно, как быть". И спрашивает не Кириллина, а меня: "Как Вы думаете?" А я говорю: "Михаил Андреевич, я могу Вам только одно сказать, что, если мы сейчас этого не сделаем, то во второй половине 70-х гг. советская экономика столкнется с такими трудностями, что все равно к этому вопросу придется вернуться"». Но с мнением В. М. Глушкова не посчитались, поскольку его никто не поддержал41.

Информация о том, что обсуждение проходило в отсутствии высшего руководства, позволяет определить период, в который могло состояться это заседание. Президент Египта Гамаль Абдель Насер скончался 28 сентября 1970 г. Известна также дата выхода в свет постановления, которое было принято по результатам заседания Политбюро. Это 8 октября 1970 г. Таким образом, вопрос о разработке проекта ОГАС был решен, скорее всего, в период с 28 сентября по 8 октября 1970 г.

Члены Политбюро, рассмотрев подготовленные комиссией материалы, по словам В. М. Глушкова, признали необходимость создания в стране автоматизированной системы. Однако вопрос, нужен ли Госкомупр или что-то другое, вновь вызвал споры. Все члены комиссии усомнились в целесообразности образования такого органа. Даже К. Н. Руднев, который всегда стоял на позиции ученых, не поддержал проект: «Он, хотя и подписал документ комиссии, но здесь выступил и сказал, что это, может, преждевременно». Проект комиссии Политбюро приняло лишь частично, виновники внесли контрпредложение, в котором все на порядок снижалось: вместо Госкомупра с его огромными полномочиями они предложили создать Главное управление по вычислительной технике при Госкомитете по науке и технике42.

8 октября 1970 г. решение Политбюро было оформлено как очередное постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР по вычислительной технике («О мерах по совершенствованию управления в народном хозяйстве на основе широкого использования средств вычислительной техники») 43. Постановление о разработке проекта ОГАС подписали лично Генеральный секретарь ЦК КПСС Л. И. Брежнев и Председатель Совета Министров СССР А. Н. Косыгин. Данное постановление долгое время хранилось в ГА РФ под грифом «Сов. секретно» и было рассекречено в середине 1990-х гг.

Советское руководство придало проблеме создания ОГАС политическое значение. Отмечалось, что совершенствование управления в народном хозяйстве на базе ЭВМ является «не только технической, но и важнейшей политической задачей, успешное решение которой обеспечит ускорение создания материально-технической базы коммунизма»44. Госплан СССР, министерства и ведомства должны были предусмотреть в плане развития народного хозяйства страны на 1971-1975 гг. создание и ввод в действие не менее 1600 автоматизированных систем управления предприятиями и организациями в промышленности, строительстве, сельском хозяйстве, связи, торговле и на транспорте45.

Министерство высшего и среднего специального образования СССР должно было обеспечить в 1971-1975 гг. подготовку в необходимых масштабах специалистов по созданию и применению в народном хозяйстве вычислительной техники и АСУ, в том числе не менее 125 тыс. специалистов с высшим образованием. Ведущие институты соответствующего профиля и ряд университетов должны были организовать специальные курсы по подготовке высококвалифицированных программистов-математиков и экономистов-математиков для разработки автоматизированных систем управления46.

Для разработки проекта ОГАС был организован Всесоюзный научно-исследовательский институт проблем организации и управления (ВНИИПОУ). Его директором был назначен бывший сталинский нарком электростанций Д. Г. Жимерин. Научным руководителем института стал академик В. М. Глушков. Заместителем директора института был утвержден секретарь Научного Совета по вычислительной технике и системам управления Ю. А. Михеев.

Проект ОГАС был окончательно разработан в 1980 г. В этом документе ОГАС определялась как «объединение на единой методологической, организационной, технической, информационной и программной основе автоматизированных систем общегосударственных органов планирования, учета и управления, отраслевых АСУ союзных, союзно-республиканских и республиканских министерств и ведомств, АСУ объединений, предприятий, территориальных организаций»47. Подчеркивалось, что ОГАС «не является простой совокупностью различных ведомственных АСУ или информационно-вычислительной надстройкой над ними. ОГАС — это система, призванная обеспечить взаимодействие АСУ, а следовательно, и органов управления народным хозяйством при решении народнохозяйственных задач. ОГАС позволяет системе управления интегрировать все функции управления в единое целое, что обеспечит успешное функционирование экономики как единого народнохозяйственного комплекса». Однако отмечалось, что ОГАС «не может взять на себя решение межведомственных проблем с точки зрения принятия решений, которые являются компетенцией органов управления народным хозяйством»48.

Таким образом, мы видим, что группа ученых математиков и экономистов во главе с академиком В. М. Глушковым была вынуждена выработать компромиссную концепцию ОГАС, которая учитывала общегосударственные интересы и интересы отдельных ведомств.

Ценой компромисса должна была стать огромная трата средств. На создание сети вычислительных центров потребовалось бы 40 млрд руб. (против 5 млрд руб. в первоначальном проекте). Из них:

- 5 млрд руб. на вычислительные центры коллективного пользования (ВЦКП),

- 5,5 млрд руб. на кустовые ВЦ,

- 10,5 млрд руб. на абонентские пункты и средства связи,

- остальная сумма на ведомственные системы и индивидуальные ВЦ49.

На первой странице эскизного проекта ОГАС стоят подписи директора института Д. Г. Жимерина, его заместителя Ю. А. Михеева. Нет только подписи академика В. М. Глушкова, научного руководителя института. Место, где должна была стоять его подпись, пусто. Это сразу бросается в глаза, поскольку предыдущие документы, подготовленные институтом, «Эскизный проект ГСВЦ», «Технический проект ГСВЦ» подписаны В. М. Глушковым. По словам Ю. А. Михеева, академик выступал за более радикальный вариант ОГАС, который должен был в корне изменить систему управления советской экономикой. Компромиссная концепция создания автоматизированной системы его не устраивала50.

Проект ОГАС так и остался на бумаге, «утонув» в круговороте длительных межведомственных согласований. Он был свернут во второй половине 1980-х гг. по целому ряду причин. Прежде всего, проект устарел. На Западе произошла микропроцессорная революция. Персональные компьютеры вытеснили громоздкие и капризные ЭВМ на микросхемах. Возникла необходимость пересмотра проекта ОГАС. Однако сам по себе пересмотр проекта, который разрабатывался 17 лет и был частично реализован, потребовал бы дополнительного финансирования из государственного бюджета в условиях нарастающего социально-экономического и политического кризиса конца 1980-х — начала 1990-х гг.

Во время перестройки на повестке дня встал вопрос о целесообразности дальнейшего существования административно-командной системы управления экономикой страны. Была принята целая серия законов, которая ослабляла степень централизации управления народным хозяйством и была направлена на расширение самостоятельности государственных предприятий. В частности, принятый 30 июня 1987 г. закон «О государственном предприятии (объединении)» был призван обеспечить переход на новые принципы хозяйствования — хозрасчет. Он был нацелен на определенную децентрализацию управления. Закон перераспределял права между министерствами и предприятиями, давал последним больше самостоятельности. Плановые задания предприятиям отменялись, вместо них вводился так называемый госзаказ. Произведенную сверх госзаказа продукцию предприятия могли реализовать самостоятельно. Предприятия получали свободу самим планировать свою деятельность, самостоятельно заключать контракты со своими поставщиками и потребителями. Разрешался выход на внешний рынок. Тем самым отменялась монополия государства на внешнюю торговлю.

В этих условиях заметно уменьшалась необходимость использовать ЭВМ и экономико-математические методы для составления оптимального плана развития народного хозяйства, поскольку в экономику были допущены рыночные элементы. Программа производства каждого предприятия корректировалась текущим спросом на его продукцию, а не директивами вышестоящего государственного органа, как это было ранее. Возможности реализации проекта ОГАС резко сократились.

В целом необходимо отметить, что экономический эффект от многочисленных АСУ оказался намного меньше, чем ожидалось. Тезис о возможности создания такой системы остается дискуссионным. Современная экономическая наука считает, что проблему эффективности использования ресурсов невозможно решить даже в рамках планового хозяйства, опираясь только на автоматизированные системы. Необходимое количество информации, точность расчетов может быть обеспечена АСУ, но стимулов к повышению производительности труда, рентабельности предприятия она сама по себе не создаст. Однако совершенствование методов стимулирования, направленных к повышению эффективности предприятий, сталкивалось в СССР с идеологическими или, точнее, с политическими ограничениями.

Читайте также статью о самых первых предложениях по автоматизации государственного управления в СССР: Алексей Кутейников. Первые проекты автоматизации управления советской плановой экономикой в конце 1950-х и начале 1960-х гг.

также на эту тему:

Алексей Кутейников. Академик В.М.Глушков и проект создания принципиально новой (автоматизированной) системы управления советской экономикой в 1963-1965 гг.


Автор Кутейников Алексей Викторович — кандидат исторических наук (Мо¬сковский государственный университет им. М. В. Ломоносова).



* Первоначальный проект автоматизированной системы управления экономикой страны назывался ЕГСВЦ (Единая государственная сеть вычислительных центров). Термин ОГАС появился в начале 1970-х гг.
1 XXIV съезд КПСС. Стенографический отчет. М., 1971. С. 53.
2 Там же. С. 309.
3 Загребельный П. А. Разгон. М., 1978. С. 8.
4 Академик В. М. Глушков — пионер кибернетики / сост. В. П. Деркач. Киев, 2003.
5 Кутейников А. В., Шилов В. В. АСУ для СССР: Письмо А. И. Китова Н. С. Хрущеву. 1959 г. // Вопросы истории естествознания и техники. 2011. № 3. С. 45-52.
6 Исаев В. П. Вспоминая А. И. Китова — назад в будущее // Долгов В. А. Китов Анатолий Иванович — пионер кибернетики, информатики и автоматизированных систем управления: научно-библиографический очерк / под общ. ред. К. И. Курбакова. 2-е изд. М„ 2010. С. 138.
7 Нескоромный В. Интервью с А. И. Китовым «Человек, который вынес кибернетику из секретной библиотеки» // Компьютерра. 1996. № 43. С. 44- 45.
8 Кутейников А. В. Первые проекты автоматизации управления советской плановой экономикой в конце 1950-х и начале 1960-х гг. — «электронный социализм»? // Экономическая история. Обозрение. Вып. 15. 2011. С. 124-138.
9 Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 21 мая 1963 г. «Об улучшении руководства внедрением вычислительной техники и автоматизированных систем управления в народное хозяйство» // Государственный архив Российской Федерации (ГА РФ). Ф. Р-5446. Он. 106. Д. 1324. Л. 160-172.
10 Кутейников А. В. Академик В. М. Глушков и проект создания принципиально новой (автоматизированной) системы управления советской экономикой в 1963-1965 гг. // Экономическая история. Обозрение. Вып. 15. 2011. С. 139-156.
11 К вопросу о создании ЕГСВЦ (Предложения ЦСУ СССР) // Российский государственный архив экономики (РГАЭ). Ф. 9480. Он. 7. Д. 1223. Л. 158-166.
12 Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 6 марта 1966 г. «Об улучшении организации работ по созданию и внедрению в народное хозяйство средств вычислительной техники и автоматизированных систем управления» // Решения партии и правительства по хозяйственным вопросам. Т. 6. М. 1968. С. 26.
13 Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 4 октября 1965 г. «О совершенствовании планирования и усилении экономического стимулирования промышленного производства // КПСС в резолюциях съездов, конференций и Пленумов ЦК. Т. 10. М. 1986. С. 455-482.
14 Предложения ЦСУ СССР к проекту постановления Совета Министров СССР о создании ГСВЦ // РГАЭ. Ф. 9480. Оп. 9. Д. 879. Л. 2.
15 Байбаков Н. К. От Сталина до Ельцина. М., 1998. С. 156.
16 Глушков В. М. Указ. соч.
17 Приказ Председателя Госплана об экспертизе аванпроекта ГСВЦ. 26 августа 1966 г. // РГАЭ. Ф. 4372. Оп. 66. Д. 1268. Л. 131.
18 Моев В. А. Бразды управления (беседы с академиком В. М. Глушковым). М., 1974. С. 51.
19 Там же.
20 Заключение экспертной подкомиссии но аванпроекту ГСВЦ // РГАЭ. Ф. 4372. Оп. 66. Д. 1268. Л. 131.
21 Письмо Председателей Госплана СССР, ГКНТ СССР, Госснаба СССР. Госстроя СССР, АН СССР и Минприбора СССР в Совет Министров СССР по результатам экспертизы // РГАЭ. Ф. 9480. Оп. 9. Д. 879. Л. 15. Дата написания на данном документе не указана, но предположительно, он был создан не позднее декабря 1966 г.
22 Заключение экспертной подкомиссии по аванпроекту ГСВЦ / РГАЭ. Ф. 4372. Оп. 66. Д. 1268. Л. 155.
23 Глушков В. М. Заветные мысли для тех, кто остается (расшифровка аудиозаписи, 10 января 1982 г.) // Академик В. М. Глушков — пионер кибернетики / сост. В. Г1. Деркач. Киев, 2003. С. 325.
24 Предложения Госплана СССР по созданию ГСВЦ // РГАЭ. Ф. 9480 Он. 9. Д. 879. Л. 18-23.
25 Там же.
26 Глушков В. М. Заветные мысли для тех, кто остается (расшифровка аудиозаписи, 10 января 1982 г.) // Академик В. М. Глушков — пионер кибернетики / сост. В. II Деркач. Киев, 2003. С. 325.
27 Протокол заседания Научного Совета по вычислительной техник'1 и системам управления при ГКНТ СССР и АН СССР. 2 июля 1968 г. РГАЭ. Ф. 9480. Оп. 9. Д. 639. Л. 10.
28 Там же. Л. 12.
29 Там же. Л. 34.
30 Выписка из Протокола заседания Президиума Совета Министров СССР. 18 декабря 1968 г. // РГАЭ. Ф. 9480. Он. 9. Д. 879. Л. 127.
31 Письмо Председателя ЦСУ СССР В. Н. Старовского по вопросам создания ГСВЦ от 27 мая 1969 г. // РГАЭ. Ф. 9480. Он. 9. Д. 879. Л. 150.
32 Глушков В. М. Заветные мысли для тех, кто остается (расшифровка аудиозаписи, 10 января 1982 г.) // Академик В. М. Глушков — пионер кибернетики / сост. В. П. Деркач. Киев, 2003. С. 325.
33 Судьбы реформ и реформаторов в России / под общ. ред. Р. Г. Пихои, П. Т. Тимофеева. М., 1999. С. 330.
34 Глушков В. М. Заветные мысли для тех, кто остается (расшифровка аудиозаписи, 10 января 1982 г.) // Академик В. М. Глушков — пионер кибернетики /сост. В. П. Деркач. Киев, 2003. С. 327.
35 Там же.
36 Там же.
37 Цит. по: Малиновский Б. Н. История вычислительной техники в лицах. Киев, 1995. С. 162. Тот же источник: Глушков В. М. Заветные мысли для тех, кто остается (расшифровка аудиозаписи, 10 января 1982 г.) // Академик В. М. Глушков — пионер кибернетики / сост. В. П. Деркач. Киев, 2003. С. 327.
38 Глушков В. М. Заветные мысли для тех, кто остается (расшифровка аудиозаписи, 10 января 1982 г.) // Академик В. М. Глушков — пионер кибернетики / сост. В. П. Деркач. Киев, 2003. С. 328.
39 Цит. по: Малиновский Б. Н. История вычислительной техники в лицах. Киев, 1995. С. 163. Тот же источник: Глушков В. М. Заветные мысли для тех, кто остается (расшифровка аудиозаписи, 10 января 1982 г.) // Академик В. М. Глушков — пионер кибернетики / сост. В. П. Деркач. Киев, 2003. С. 328.
40 Глушков В. М. Заветные мысли для тех, кто остается (расшифровка аудиозаписи, 10 января 1982 г.) //Академик В. М. Глушков — пионер кибернетики /сост. В. П. Деркач. Киев, 2003. С. 331.
41 Там же.
42 Там же.
43 Постановление ПК КПСС и Совета Министров СССР от 8 октября 1970 г. «О мерах по совершенствованию управления в народном хозяйстве на основе широкого использования средств вычислительной техники» // ГА РФ. ф. Р-5446. Оп. 106. Д. 1621. Л. 58-67.
44 Там же. Л. 67.
45 Там же. Л. 59.
46 Там же. Л. 66.
47 Эскизный проект ОГАС. М., ВНИИПОУ. 1980. С. 11 // Архив Всероссийского научно-исследовательского института проблем вычислительной техники и информатизации (ВНИИПВТИ). Архив не каталогизирован.
48 Там же.
49 Технико-экономическое обоснование ГСВЦ. Состав и краткая аннотация. М., ВНИИПОУ. 1976 // Архив ВНИИПВТИ. С. 16.
50 Интервью, данное автору проф., д. э. н. Ю. А. Михеевым (стенограмма Хранится в личном архиве исследователя).


Просмотров: 1783

Источник: Кутейников А.В. Проектирование автоматизированной системы управления народным хозяйством СССР в условиях экономической реформы 1965 г. // Экономическая история. Ежегодник. 2011/2012. М.: РОССПЭН, 2012. С. 596-616

statehistory.ru в ЖЖ:

Read Full Article